Дела сердечные важнее Европы. «Стакан воды» в театре EtCetera

Пьеса «Стакан воды», пожалуй, самая известная из всего творческого наследия французского драматурга Эжена Скриба, и вероятно, самая беспроигрышная в силу блистательности интриги и диалогов. Именно с ней, как с козырным тузом, режиссёр Борис Морозов, бывший худрук Театра Армии, пришёл в EtCetera, где ему в трудную минуту протянул руку помощи художественный руководитель театра Александр Калягин. Когда блестящая драматургическая основа соединяется с сильной рукой мастера и высококлассными актёрами, то случается момент истины. Спектакль фантастически быстро набирает темп, а тугая пружина великолепной дворцово-любовной интриги английского королевского двора начала 18 века держит в напряжении и моментально забирает всё зрительское внимание. Героев сложно разделить на исключительно положительных и отрицательных, но при этом авансцена напоминает шахматную доску, где разыгрывается сложнейшая комбинация замысловатых ходов, и где главными фигурами являются вовсе не королевские, а те, которые находятся в тени от них. Генри Сент-Джон, виконт Болингброк и герцогиня Мальборо, фаворитка королевы Анны – вот, кто главные герои этой схватки. Их оружие не шпаги, а хитроумные действия и слова, которые могут бить не хуже, чем острый клинок. Каждая сцена, где появляются Николай Козак (Болингброк) и Наталья Благих (герцогиня Мальборо), что называется «температурит», выбивая сноп электрических искр!

Спектакль порождает определённые аллюзии, кого-то увлечет амурная линия, кого-то политическая, и при желании некоторые метафоры можно вполне соотнести с временем нынешним. Режиссёр открещивается от политических намёков, но контакт с действительностью есть. Герцогиня представляет интересы партии вигов и не прочь запустить руку в государственную казну, а её противник виконт – партию тори и у него в приоритете интересы Англии. Картина старая, но знакомая. Впрочем, политика политикой, а пьеса о делах сердечных, о любви. В то время, когда Англия (страна героев пьесы) воюет с Францией (родина драматурга) за испанское наследство («война королевы Анны») настоящее сражение разворачивается между тремя женщинами за одного молодого офицера (Егор Гордиенко). Влюблённая герцогиня одаривает его повышением по службе и бриллиантовыми эполетами, влюблённая королева зазывает в будуар, а влюблённой бедной Абигайль не остаётся ничего лучшего как стать агентом Болингброка во дворце. Королеву играет Наталия Житкова и делает её невероятно женственной. Кристина Гагуа в роли Абигайль, настоящая Джен Эйр. Николай Козак придумал для своего героя особую энергичную пластику. Рыжая фурия герцогиня в исполнении Натальи Благих опасна как яд из перстня Медичи в бокале, который преподносят с улыбкой на лице.

Адаптации классического текста пьесы к современности не требуется, в нём заложен смысл абсолютно понятный и сегодняшним зрителям. Все элементы спектакля – музыка, свет, сценография, визуальная сторона – находятся на высочайшем уровне. Спектакль костюмный, фон исторический, конструкция классическая, музыка Григория Гоберника пленяет как аромат дорогих духов. Актеры легко, красиво, азартно пребывают в своём пространстве роли, играют всем спектром эмоций. И хотя образы ими созданные имеют мало общего с реальными историческими прототипами, но хочется верить безусловно, что всё так и происходило, и что, действительно, «песчинки могут перевернуть колесницу истории», и роль стакана воды может менять события как нечаянное убийство бабочки.

Борис Морозов, режиссёр: «Должен сказать, что для меня приглашение Александра Александровича Калягина прийти в театр и сделать спектакль было очень важным. Выбор пьесы рождался из совместного поиска, потому что было нужно найти такое название, которое было бы интересно театру, интересно мне. Я с радостью работал с художником Анастасией Глебовой, после долгого перерыва снова встретился с композитором Григорием Гоберником, должен назвать и художника по костюмам Андрея Климова, художника по свету Андрея Абрамова – огромная команда работала мощно и слаженно. На роль Болингброка я позвал Николая Козака из Театра Армии, который был одним из «моих» артистов. Когда работаю никогда не становлюсь в позу оппонента, я делаю свою версию. Как только ты вступаешь на тропинку соревновательности, ты сам себя загоняешь в несвободу, что сразу начинает на тебя давить. Очень рад тому, что в спектакле один состав. Потому что спектакли и надо ставить с одним составом. Обратите внимание, скажем, Товстоногов – он работал с одним составом, Эфрос – работал с одним составом, Гончаров – работал с одним составом. Тогда рождается спектакль. Ввод всегда разрушает спектакль. Я очень много взял у Андрея Александровича Гончарова, хотя я ученик Андрея Алексеевича Попова. И у Гончарова была потрясающая фраза, которую он говорил артистам: «Обжигайтесь предлагаемыми обстоятельствами. Вы сейчас существуете с температурой 36,6, а мне надо, чтобы вы горели». Петр Фоменко говорил, что актёр должен работать на разрыв сердца. И когда я обратился к этому автору, Эжену Скрибу, то нашел одно удивительное определение, что у него диалог написан так, как жонглировали в Париже горящими кинжалами уличные артисты. Вот так и мы старались найти температуру диалога. Я обратился к такому типу драматургии, когда француз пишет про англичан. Оказывается, Скриб написал эту пьесу между двумя французскими революциями. Он захватил ещё то время, когда гильотина каждый день работала в Париже, и то время, когда Англия с Францией были в состоянии войны. И вот это соединение, когда как бы водевильный автор, который затрагивает вполне человеческие темы, то, как человек стремится быть свободным в любви, во взаимоотношениях, от давления власти. Это движение к свободе, заложенное в пьесе, было нами прочувствовано. И с другой стороны «Стакан воды», конечно же, спектакль о любви. Все герои — влюблённые люди, только каждый по-своему воспринимает эту любовь». Текст и фото: Наталья Анисимова

Избранные посты
Недавние посты