«Человек из Подольска». Не бояться быть настоящим. «Ай пыи пыи пыи!»

У пьесы Дмитрия Данилова «Человек из Подольска» феноменальная востребованность на театральных подмостках. Её ставили в Театре Фоменко, ОКОЛО, Практике, Современнике, в Театре.doc спектакль по пьесе получил «Золотую маску» в 2018 году.

Гульнара Галавинская, художественный руководитель Театра на Перовской, также обратила внимание на интересный материал и пригласила поработать с ним талантливого режиссёра Павла Артемьева, известного по многим заметным театральным работам. Теперь новогиреевский «Человек из Подольска» заставляет московскую публику вставать на аплодисментах.

Местом действия выбран… полицейский участок. Первая мизансцена выглядит так. За столом сидит короткостриженый пожилой человек в погонах с квадратной челюстью. На столе лежит дубинка. На стуле рядом сидит испуганный и нервно дергающийся молодой человек средне статической наружности. За прутьями решетки в «обезьяннике» скалится бритый уголовник в ватнике. К луже крови, растёкшейся по полу, подходит второй полицейский, и медленно натягивая на руку резиновые перчатки, начинает смывать кровь и отжимать окровавленную воду в ведро. Задержанного начинает подташнивать от страха.

Надо признать, что и зрителей тоже.

Картина в целом довольно неприятная, намекающая на политическую подоплеку вины задержанного, содержащая в себе признаки латентного насилия над человеком и обещающая его продолжение.

Но по ходу действия не сразу, а постепенно начинает ощущаться нечто провокационное, некий подвох.

Первое облегчение выражается в понимании, что в происходящем не стоит пытаться разглядеть некую политическую аллюзию, по причине того, что перед зрителями - Необычная полиция и Необычные полицейские. Всё, что происходит в этом «тюремном застенке» нацелено на благо задержанного человека по имени «Николай из Подольска». По сути, все эти люди, а к ним добавляется ещё очаровательная «госпожа капитан Марина», есть собирательный образ Психолога, чья помощь, пожалуй, требуется всем без исключения сидящим в зале, а не только главному герою.

«Лечение» Коли из Подольска происходит в форме абсолютного сюра, абсурда и вообще полного дурдома.

Приёмы, которыми пользуются полицейские, довольно радикальны, если не сказать экстремальны. Взять, например, «специальный полицейский танец для развития мозга», в котором сочетаются необычные движения и произнесение трудных звукосочетаний, призванный «способствовать образованию новых нейронных связей».

Вся эта нелепица под угрозами физического насилия, как ни странно, помогает «арестанту» быстро выйти из колеи старой системы ценностей и расширить границы самоидентификации, иными словами ответить самому себе на вопрос «Кто я такой и зачем живу». И вот наш Николай, который поначалу с мученическим видом и страдальческим лицом, подчинялся идиотическим приказам менять ударение в привычных словах, отвечать на нелепые вопросы, уже самозабвенно отплясывает в обнимку с полицейскими под песню «Ай пыи пыи пыи Хэй! Хэй!» Переставая быть «страдальцем», он позволяет себе испытывать удовольствие от того, что делает, к нему возвращается чувство детского удивления, а в его картине мира обреченность воспринимать жизнь как вечную муку, меняется на позитивный взгляд.

Молодой человек из Подольска как будто начинает видеть окружающую действительность по-другому, и на смену полной апатии и равнодушия приходит осознание полноты жизни, способность видеть прекрасное всегда, во всём и везде.

Жару действию добавляют музыка, песни и танцы. Опять же это будут Необычные музыка, песни и танцы.

Играют на решетке «обезьянника», извлекают звук из трёх туго натянутых тросов, свисающих с потолка и устремляющихся в некое зловещее подземелье (люк на сцене), барабанят по стене и по спинке деревянного стула. В полной тишине прозвучит музыкальная пьеса «4′33″» («Четыре тридцать три»), содержанием которой будут услышанные во время «прослушивания» звуки окружающей среды. «Мытищенский узник» Серёжа, держась за прутья решётки, из своей камеры исполнит Гимн Москвы.

Актёрский ансамбль на сцене бесподобен.

Михаил Малинин (Коля из Подольска), Владимир Витан (Серёжа, Мытищинский узник совести), Олег Жуков (Первый полицейский), Ян Алиев (Второй полицейский), Софья Безрукова (Женщина-полицейский).

Жанр спектакля обозначен как трагикомедия, но, пожалуй, его методы можно причислить к драматерапии. Тому виду театрального искусства, которое способно выманивать из зрителя настоящее переживание и помогает вспомнить, каково это чувствовать себя настоящим.

текст: Наталья Анисимова

фото предоставлены пресс-службой театра

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square
425_238 (1).jpg