«Этот спектакль – это тени на стене» – Римас Туминас


Об этом спектакле сложно говорить, сложно писать, о нем хочется молчать. То, что придумал и воплотил на сцене театра Вахтангова Римас Туминас, выше слов. Ему не подходит слово «грандиозный» - оно слишком громкое, но при этом очень маленькое для этого спектакля. «Нет величия там, где нет простоты, добра и правды» - одна из первых реплик, звучащих со сцены. И да, величие этого спектакля в простоте, в добре и правде. Правде сценической и правде человеческой. Туминас будто обнажает души всех героев, в конце даже самые подлые люди остаются без масок, отдавая последнее на нужды фронта, а значит и мира…

«Когда наши жизни сходят с курса, нам кажется, что все пропало. Но это всего лишь начало чего-то нового, лучшего. Пока есть жизнь, в ней есть и счастье. И много, много счастья впереди...» - говорит Пьер в конце спектакля.

«Война и мир» Римаса Туминаса – спектакль о бесконечной жажде жизни, счастья и любви. Здесь смерть не конечна, она есть продолжение жизни. Главная мысль спектакля Туминаса, как и у Толстого в романе – нет ничего важнее человеческой жизни, подаренной Богом. Ведь жизнь и есть Бог и никакие войны не стоят того, чтобы люди убивали друг друга.

Сценография постоянного соавтора Римаса Туминаса Адомаса Яцовскиса и костюмы Марии Даниловой создают на сцене единый ансамбль, они вторят друг другу, продолжая придуманную Туминасом идею. Аскетически красивый, почти монохромный. Черные, белые, серые - приглушенные тона и единственное вкрапление ярко-голубого в сцене сватовства княжны Марьи – чуждого этому спектаклю, поэтому и заставляет ее отец снять эту пошлость с себя, возвращая и спокойствие в семье и всему спектаклю. Стена, являющаяся по сути единственной декорацией – полноценное действующее лицо. Она двигается, то уменьшая, то увеличивая пространство, поворачиваясь под разным углом, задает атмосферу. Лишь свет, цвет и тень перемещают зрителя в дом Ростовых, в оперный театр, в Лысые горы или на Бородинское поле. И музыка, объединяющая все и всех воедино, пробирающая до мурашек по телу.

Композитор Гиедрюс Пускунигис в музыкальную ткань партитуры «Войны и мира» включил «Херувимскую песнь» Чайковского, молитву «Ты моя Мати, Царице Небесная» и фрагмент из музыки Фаустаса Латенаса к спектаклю «Вишневый сад» как дань светлой памяти Маэстро.

Римасу Туминасу удалось в 5 часов сценического действия уместить огромный роман Толстого. Из более чем четырёхсот персонажей романа в спектакле режиссер обходится «костяком», «основой». Дублируя друг друга, на сцене появляются: Людмила Максакова и Елена Ивочкина, Ирина Купченко и Евгения Ивашова, Ольга Лерман и Ксений Трейстер, Мария Волкова и Ирина Смирнова, Ася Домская и Лада Чуровская, Юрий Цокуров, Андрей Ильин и Сергей Маковецкий, Евгений Князев и Виктор Сухоруков, Виктор Добронравов / Юрий Поляк / Ян Гахарманов, Екатерина Крамзина и Полина Чернышова, Павел Попов и Денис Самойлов, Владимир Симонов и Юрий Шлыков, Анна Антонова и Яна Соболевская, Владимир Логвинов, Ольга Чиповская и Ольга Тумайкина, Олег Макаров, Анна Дубровская и Юлия Рутберг, Аделина Гизатулина и Анастасия Жданова, Мария Бердинских и Мария Риваль, Николай Романовский, Мария Шастина и Марина Есипенко, Ирина Дымченко и Ольга Гаврилюк, Артем Пархоменко, Евгений Карельских.

Масштабные сцены, которые, казалось бы, требуют массовки у Туминаса потрясают своей лаконичностью. Бал без бала – всего двое – Наташа (Ксения Трейстер) и Андрей (Юрий Поляк) кружатся в вальсе; война без войны – лишь один Николенька (Юрий Цокуров), раскидывающий десяток шинелей штыком и эта одинокая фигура, при помощи света раздваивается тенями на стене, пугая приближением смерти.

Каждая шинель - жизнь солдата. «Шинелью» становится Болконский. Безликие, серые, они до конца действия остаются на сцене, как напоминание об ужасах войны; пожар в Москве – лишь одинокая спичка в руках у Перонской (Людмила Максакова).

В спектакле стираются границы национальной принадлежности, здесь рожденный в России Пьер в своих рассуждениях менее «русский» по духу, чем француз Мортемар. К концу спектакля каждый внутри себя невольно отвечает на вопрос Марьи Игнатьевны Перонской «А вы русский?» и кто он этот «русский»? Так и получается «Война и мир» Римаса Туминаса – спектакль антирусский и при этом русский до боли в сердце и скрежета на зубах, спектакль о России, которая обретает былую суть.



Автор Лизавета Боровикова

фотоотчет Евгения Донскова

Избранные посты
Недавние посты