«Маугли. Доброй охоты!» Интервью с Дмитрием Бозиным

«Все мы были тогда один народ» Как страх пришел в Джунгли «Я Багира, Багира, Багира. Я плясала с ними, как пляшу со своей тенью» Нашествие Джунглей

Театр Романа Виктюка имеет репутацию эпатажного театра, поэтому, спектакль «Маугли. Доброй охоты!» - постановка для взрослых, для тех, кто до сих пор чувствует связь и силу книги.Книга Джунглей» была очень странной книгой, она не забывалась, она излучала энергию, которую интуитивно, неосознанно, но очень ярко чувствуешь в детстве. Посмотреть на мир глазами вожака волчьей стаи Акелы, коршуна Чиля, несравненной Багиры, мудрого Каа, величественного Хатхи, мерзкого Табаки, безжалостного Шер-хана – было необычно и каким-то образом влияло на твой взгляд на то, как устроено мироздание. Законы Джунглей были жестокими, но правильными, правильными по отношению к миру в целом. И рядом с ними люди проигрывали, проявлялись их алчность, невежество, низкие вибрации.

В «Маугли. Доброй охоты!» присутствовали два Каа, две Багиры, четыре Шер-хана, шесть Хатхи. При том, что самих персонажей на сцене не было, и никак они обозначены не были. Все актеры были одеты в черное, были босиком, и никак не идентифицировались. Последовательность сцен не совпадала. После спектакля, пришла в голову мысль, задать вопросы самому режиссеру – и насколько удачной она оказалась! Паззл постановки моментально сложился!

Оказывается, Джозеф Редьярд Киплинг – «английский писатель, поэт, журналист, разведчик, спортсмен, самый молодой лауреат Нобелевской премии» был масоном, состоял в масонской ложе №782 «Надежда и настойчивость»! И, естественно, его взгляды и убеждения не могли не найти отражения в его творчестве. Оказывается, чтобы рассказать историю Маугли, показать его путь, предназначение, цели, Дмитрий Бозин использовал в буквальном смысле магические приёмы. Режиссер разговаривает со зрителем на определённом языке - спектакль наполнен символизмом, оккультными знаками, привязан к нумерологии. Чтобы понять этот спектакль, не нужно изображать из себя умников, лучше перечитать «Маугли».

Даже, если вы далеки от мистики и эзотерики, посмотреть этот спектакль стоит для того, чтобы увидеть: - великолепные декорации в виде бивней и питон Каа в виде двух кожаных сеток - роскошную погоню стада буйволов за Шер-ханом - как Маугли спасает мать Мессуа и отца от гнева жителей деревни (сцена в клетках на высоте) - битву Волков с Красными собаками - историю Хатхи и трех его сыновей про вытоптанные поля Бхаратпуры - прощальный танец Акелы

ИНТЕРВЬЮ С ДМИТРИЕМ БОЗИНЫМ

Почему Маугли играет девушка? (видела, что во втором составе есть мужчина, но, тем не менее, почему один из Маугли – женщина?) Дмитрий Бозин: Это очень важный вопрос. Маугли играет не просто женщина, а именно Мария Михайлец. С ее голосом, руками и энергетикой. Из всей молодой команды этого театра только она и наш замечательный актер Иван Иванóвич смогли пройти в энергетическое поле Маугли. Помимо выносливой физики и эмоциональной силы, нужно было обладать еще и внутренней магией, роднящей Маугли со всеми Божествами, испытывающими его или охраняющими его в этом "Сказочном лесу". Почему Багиры две, а Шер-ханов четыре? Дмитрий Бозин: Спектакль построен в "Пространстве Великого Каа" Сцена его охоты, описанная в книге, как магическое действо, стала для меня ключом для определения принципа энергетического существования актеров в спектакле. - Луна заходит, - сказал он, - достаточно ли света, чтобы видеть? Со стен пронёсся стон, похожий на звук ветров в вершинах деревьев: - Мы видим, о Каа. - Хорошо. Теперь начинается танец, танец голода Каа. Сидите и смотрите. Раза два или три он прополз, делая большие круги и покачивая головой то вправо, то влево; потом стал свивать своё мягкое тело в петли, восьмёрки, тупые треугольники, которые превращались в квадраты и пятиугольники; свёртывался в виде холмика, и всё время двигался без отдыха, без торопливости. В то же время слышалась его тихая, непрерывная жужжащая песнь. Воздух темнел; наконец, мрак скрыл скользящие изменчивые кольца змеи; слышался только шелест её чешуи... И еще одна важная составляющая - ритуальная основа масонских посвящений - готическая вершина, следование за целью, готовность расстаться со многими своими жизнями. Киплинг был посвященным масоном. Этот факт спровоцировал меня использовать символ пирамиды внутри важных тотемов для Маугли: Буйвол, отданный в жертву за его жизнь, и Хатхи - великий Хранитель Закона.

Почему в спектакле все «черного цвета», без опознавательных знаков, как распознать, например, кто Балу или кто Акела? Дмитрий Бозин: "Пространство Великого Каа" в сочетании с обожженной готикой - это и основа внешнего облика спектакля. А "безликость" актеров позволяет им легче формировать пространства персонажей и перемешаться в них, изнутри формируя их энергетические поля. Нумерология, как числовое выражение энергии пригодилась мне в передаче ощущения опасности, грозящей Маугли. Кроме того, Шер-Хан состоит из героев, испытывающих Маугли, а Отец Волк и Мать Волчица - из героев, охраняющих его. Энергетическое поле Великого Хатхи формируют шесть мужчин, а поле Багиры - две женщины ( "...я пляшу со своей тенью..." - важная для меня цитата, характеризующая Багиру).

Чем обусловлен выбор музыки? Почему не этника, скажем так? Какая роль у «дриад»? Какая смысловая нагрузка у их присутствия на сцене? Дмитрий Бозин: Индийская этническая музыка звучит в спектакле дважды в те момемнты, когда происходит переход во времени. Другая музыка в моем внутреннем восприятии тоже глубоко природна, и пропитана энергией древних ритуалов. Молодой израильский рокер Асаф Авидан (Asaf Avidan) - замечательное энергетическое явление в современной музыкальной культуре. Его музыка начинает мой спектакль, врываясь в него голосом раненого зверя, и завершает его песней, полной чудесных внутренних осознаний, которые мы чувствуем, даже если не знаем английского. Звучит еще один молодой американский музыкант - Дейв Мэтьюс (Dave Matthews), обадающий завораживающим голосом и мышлением. Также его песню поет наш актер в тот момент, когда возникают эпитафии (в песне же герой просит могильщика не закапывать его слишком глубоко, чтобы он мог чувствовать дождь) Еще звучит Марион Уиллиамс (Marion Williams) - мощнейшая иполнительница госпел, поющая нам о смерти Христа, принося в наше пространство ощущение грядущей катастрофы. Ну и как же не ощутить, как этнические те звоны и вздохи, которыми пропитывает наш спектакль Алеся Манжа - живой композитор, рядом с нами сидящая и внимательно формирующая звуковое поле при помощи синтезатора. Она же крепко лержит строй мертвых буйволов, которые неумолимо раздавят Шер-Хана, не прерывая военного марша (Это еще одно стихотворение Киплинга - "Пехотные колонны") И тогда мятежную душу Шер-Хана примут дриады, которые затем и живут в наших лесах. Внутри каждого дикого конфликта есть внимательные духи, ожидающие - чья душа покинет тело?

Что значит «переход во времени» по отношению к спектаклю? Дмитрий Бозин: Внутри спектакля есть три временных перехода: Когда Каа "пересчитывает года" - Маугли "уходит" в то время, когда он только появился в джунглях. Когда Багира выкупает жизнь Маугли за буйвола - мы сразу же переносимся на 10 лет вперед, и слышим, что "буйвол, съеденный десять лет назад" не является уже достаточной защитой. После того, как Маугли (в его воспоминаниях) уничтожил деревню - Каа возвращает его в реальность, и готовит его к последней битве - с рыжими собаками. Чьи стихи звучат в спектакле? Дмитрий Бозин: В спектакле звучат стихи Редьярда Киплинга: "Песня мертвых" и "Заповедь" Эти два стихотворения стали основным ключом для моего прочтения "Книги джунглей", в которой герои нередко поют друг другу и самим себе песню смерти, и нет ничего более ценного, чем способность "владеть собой среди толпы смятенных" и "уметь прощать". В спектакле именно эти два стихотворения звучат на русском и английском языках. Еще, ближе к финалу, возникают четыре киплинговских эпитафии: "Новобранец", "Трус", "Политик", "Командир морского конвоя" Поскольку эпитафии - надписи на надгробных памятниках, то это перекликается с Песней мертвых, но уже не в извечном, а современном ее звучании: Редьярд Киплинг был еще и военным журналистом.

Почему вы решили закончить спектакль эпитафиями? Дмитрий Бозин: После жаркой битвы с рыжими псами в книге возникает зона психологического опустошения, и я почувствовал, что эпитафии выразят это точнее всего. Кроме того, современное нам выражение мысли соединяется с траурными венками дриад, и мы осознаем еще одну взаимосвязь. Из этой пустоты герой перейдет на новый уровень осознания - и спираль начнет вращение наверх... Премьера "Маугли" была анонсирована несколько лет назад. Почему спектакль не состоялся? Дмитрий Бозин: Много лет назад мною был записан аудиоспектакль. Других "премьер Маугли" в этом театре не было и не предполагалось. Кто придумал бивни? Бивни меня покорили. Дмитрий Бозин: Идея декораций, и их трансформации моя, и мне посчастливилось сотрудничать в их технической разработке с замечательным художником Ефимом Руахом.


Фото Ольги Бобковой





















Избранные посты
Недавние посты